Только хорошее кино: список фильмов по жанрам, содержание, рецензии, отзывы, фильмографии

Соня Хени

Sonja Henie

Соня Хени

Первая трехкратная олимпийская чемпионка в истории фигурного катания и на текущее время единственная трехкратная (1928, 1932, 1936 абсолютный рекорд в одиночном катании). Многократная победительница чемпионатов мира (1927 - 1936) и Европы (1931 - 1936), а позже американская актриса.

Соня Хени (Sonja Henie) родилась 8 апреля 1912 года, в Кристиании, нынешнем Осло. Отец, Вильхем Хени был преуспевающим скорняком, его жена Селма - домохозяйкой. В дополнение дохода от бизнеса оба родителя Сони были богатыми наследниками. Родители поощряли детей к занятиям самыми разнообразными видами спорта с раннего детства.

Соня Хени первоначально показала талант в лыжном спорте, а затем вслед за старшим братом Леифом, занялась фигурным катанием. Также Хени занималась теннисом и плаванием. Как только Соня начала серьезное обучение как фигуристка, ее формальное школьное обучение было окончено. Отец нанимал ей лучших в мире педагогов, включая известную российскую балерину Тамару Карсавину. Целью Вильгельма было сделать из дочери спортивную знаменитость.

Хени выиграла свой первый большой старт - Чемпионат Норвегии в возрасте 9 лет и в возрасте одиннадцати лет стала восьмой на Зимних Олимпийских Играх 1924 года. Зимние Олимпийские игры, рожденные Международным Олимпийским комитетом, чтобы предоставить возможность населению малых обиженных климатом стран отличиться и добиться славы на льду и снегу, впервые были проведены в 1924 году в Шамони, Франция. Одной из звезд первых зимних Олимпийских игр стала крохотная малолетняя светловолосая куколка из Норвегии с чертами викинга, которой предстояло вскоре изменить лицо фигурного катания.

В виде спорта, известном тогда своим механическим совершенством и стремлением к скрупулезности и простоте, одиннадцатилетняя Соня Хени, не обремененная ни репутацией, ни надеждами, казалась на льду маленькой школьницей, вышедшей на прогулку. В белых, как снег, ботиночках и отороченной мехом юбочке - настолько короткой, насколько могли позволить мода и скромность, юное создание заставила всех обратить на себя самое пристальное внимание. И хотя она финишировала восьмой - и последней среди восьми участниц - один из судей проставил ей наивысшую оценку в произвольном катании.

Соня Хени, «северная куколка», как ее назвали после первых зимних олимпийских игр в 1924, сразу вызвала к себе огромный интерес. А девочке еще не исполнилось и 12 лет. О ней заговорили, потому что в ее катании даже тогда не наблюдалось просто механически выполняемых движений и элементов. Этот худенький маленький ребенок (34 кг) умудрился показать красивое женственное катание. Соня не боялась проиграть. Ее талант и нордический характер сразу проявили себя, и пресса мгновенно стала пристально следить за ее успехами, заявляя, что «Будущим соискателям мировой короны придется считаться с норвежкой Соней Хени, уже сейчас являющейся великой исполнительницей, наделенной всеми возможными дарами: личностью, формой, силой, скоростью и нервами».

Юная Соня вернулась в родное Осло, чтобы посвятить себя претворению в жизнь таких перспектив. Непрестанно трудясь над совершенствованием собственного стиля, она обретала новое мастерство и лирические движения. Наконец, стало казаться, что она движется по льду легко и без усилий. К числу стилистических доработок относился переход к новой тогда для публики короткой юбке, кружившей выше ее колен, захватывая своими цветами глаза болельщиков и судей, когда она исполняла свои головокружительные вращения. Впереди заманчиво засверкала перспектива стать спортивной звездой. Но Соня, не смотря на нежный возраст, прекрасно понимала, что воплотить в жизнь свои мечты очень непросто. Помимо отработки лирических движений, которые так украшают фигурное катание Соня, в то же время, усложняла программу, выполняя прыжки и умопомрачительные вращения.

Усердие принесло плоды на первенстве мира 1926 года, где Соня пронеслась по льду, финишировав второй. И юная фигуристка дала себе клятву: никогда более не занимать других мест, кроме первого. Это обещание она выполнит с лихвой.

Далее в сезонах 1924-1926 года Хени сменила несколько катков и тренеров, чтобы взять у каждого самое лучшее. Перед первенством мира 1927 года впечатлительная Соня увидела танец бессмертной Анны Павловой. Назвав это представление «величайшим влиянием, оказанным на нее в жизни», Соня включила в фигурное катание движения балерины и хореографический рисунок. Воспользовавшись музыкой из «Лебединого озера», танцуя на льду и отрицая гравитацию своими вращениями, Соня выиграла первый из десяти завоеванных ею титулов чемпионки мира. Восхищенные судьи на сей раз единогласно присудили ей первый приз, первый из будущих десяти завоеванных ею подряд (беспрецедентный случай в истории!) титулов чемпионки мира. Она также выигрывала подряд шесть Чемпионатов Европы.

1928 - год вторых зимних Олимпийских игр, проходивших в Сент-Морице и уже пятнадцатилетняя Соня сделалась любимицей публики. Девичье очарование и обилие технических приемов, среди которых был и сложный двойной аксель, плавное скольжение, блестящие вращения, пируэты и целых девятнадцать прыжков, повергли публику в восторг. Ее артистизм на льду покорил и судей: шестеро из семи поставили ее на первое место, и Соня выиграла первую из своих золотых олимпийских медалей. Надо ли говорить, что норвежская спортсменка стала любимицей публики?! Многообразие технических приемов (уже в то время Соня выполняла прыжки в два оборота), потрясающие фуэте на льду. Она выполнила тогда в своей произвольной программе 19 прыжков! Все это не могло не привести судейство и публику в восторг.

В течение своей спортивной карьеры, Хени много путешествовала и часто работала с разными иностранными тренерами. Дома в Осло, она обучалась на стадионе «Frogner», но в конце любительской карьеры тренировалась уже, прежде всего, у американца Говарда Николсона в Лондоне. Также она пользовалась большим спросом как участница различных шоу с фигурным катанием и в Европе и в Северной Америке. Оба родителя Сони бросили свой бизнес в Норвегии на сына Лаифа, чтобы сопровождать дочь как ее менеджеры.

Звезда Сони Хени приобрела воистину космическую яркость, когда в 1932 году Олимпийские игры переехали за океан, в Лейк-Плэсид, и жители страны, находясь под гнетом жестокой Депрессии Соединенных Штатов, все равно посчитали своим долгом выложить 50 своих кровных долларов (по тем временам очень солидная сумма), чтобы увидеть ее ослепительную улыбку. Миниатюрная красотка (159 см, 49 кг) покорила и репортеров, немедленно окрестивших ее «Павловой на льду». Очарованные внешностью девушки и ее золотыми волосами, они сочиняли о ней историю за историей. И хотя Соня с трудом преодолевала языковой барьер, она все-таки сумела поведать миру о том, что «побеждает почти всегда». Она покорила Соединенные Штаты, как покоряла любую публику, перед которой выступала. И, возможно, дело было не только в безукоризненном катании. Что-то было в ее облике, притягивающее людей - чарующая, слегка застенчивая улыбка с чудными ямочками на щеках, а главное - доброта и сердечность. Хотя папарацци взялись за свое любимое дело, распространяя о ней небылицы и невероятные истории. На второй ее Олимпиаде она опять победила, теперь уже единодушным решением всех семи судей она завоевывает свою вторую олимпийскую золотую медаль.

Молодая особа, проведшая на льду восемнадцать лет и питавшая весьма честолюбивые планы, включавшие «победу на трех Олимпиадах и десяти первенствах мира... а потом кино», отложила свои планы в отношении ухода из спорта, по крайней мере, до зимних Олимпийских игр и первенства мира 1936 года.

Прибыв в крохотный баварский курорт Гармиш-Партенкирхен, чтобы в последний раз защитить свою золотую медаль, Соня ощущала давление изнутри и снаружи, так как приходилось вызывать полицию, чтобы сдержать толпу, стремившуюся увидеть суперзвезду. Те, кто попадал на ее тренировки, с удивлением видели перед собой на льду вращающуюся юлу, совершавшую до восьмидесяти оборотов.

Ее потрепанные нервы едва выдерживали атмосферу соревнований. После обязательных фигур первого дня Соня всего на 3,6 очка опережала свою очевидную наследницу, пятнадцатилетнюю Сесилию Колледж из Великобритании, и тогда случилось событие, неведомое миру фигурного катания: она сорвалась. Соня сорвала с доски обидную для себя записку и порвала ее в клочья.

Однако девушка, которую называли «железной бабочкой», проявила стальную волю и заставила себя не только успокоиться, но и победить. Наградой ей было третье олимпийское золото. А через неделю норвежская звезда выиграла, как бы, между прочим, свою десятую подряд золотую медаль чемпионки мира. После такого нервного напряжения спортсменка решила закончить свои выступления в любительском спорте, чтобы стать киноактрисой.

Вместе с мужем она, трехкратная олимпийская чемпионка, десятикратная чемпионка мира, завоевавшая огромное количество - 1473 разных медалей, кубков и призов, изменив при этом облик своего вида спорта, ушла в Голливудский балет на льду.

Она была первой кто применял хореографию в танце.

В 1927 году Соня Хени снялась в маленькой роли в норвежском фильме и уже видимо тогда в памяти сделала «зарубку» вернуться к этому виду деятельности позднее, но с 1936 года она уже профессионально занимается кино и до 1958 годах снялась в 13 фильмах в Голливуде (в том числе, в «Серенаде солнечной долины»).

После Чемпионата мира 1936 года Соня Хени рассталась с любительским статусом и начала карьеру профессионального исполнителя в ледовых шоу. Ещё будучи девочкой, Хени хотела сделать карьеру в Голливуде и стать кинозвездой, и вот она получила такую возможность. В 1936 году, после успешного балета на льду, организованного ее отцом, она была нанята Дэррилом Зануком из Fox Studios с контрактом, который сделал ее одной из наиболее высокооплачиваемых актрис того времени.

Первый успех пришел после первого же фильма «Одна на миллион» (One in a Million, 1936). В дополнение к карьере кинозвезды, Соня Хени подписала контракт с Артуром Вирцем, который устроил для нее тур балета на льду под названием «Голливудское Ревю Льда». Вирц также действовал как финансовый советник Хени. В разгар известности, ее туры приносили Хени $ 2 миллиона ежегодно. Она также имела многочисленные прибыльные контракты на рекламу коньков, одежды, драгоценностей и других товаров. Эти действия сделали ее одной из самых богатых женщин в мире того времени.

Благодаря своему честному открытому характеру, она обрела много друзей. Конечно, были и завистники, но к публике артистка ледового балета всегда относилась с большим уважением. Все ее поступки были достойны уважения. В книге Кенни Лэмба, одного из ее товарищей по балету, описывается множество историй, характеризующих высокую порядочность и благородство Сони. Вот одна из них:

«В 1952 году ледяное ревю должны были показывать в Балтиморе. Как всегда шли репетиции, ожидалось много зрителей. Однако владельцам хотелось, чтобы было еще больше! Они решили срочно соорудить дополнительные места. Во время генеральной репетиции в зале появилась рабочая бригада, которая работала довольно неловко, пытаясь соорудить крепления открытых трибун. Никаких советов и рекомендаций бравые мастера не слушали. Они установили дополнительные места на высоте 18 футов и «с чувством долга удалились».

В 8 часов вечера началось представление, и вдруг все услышали подозрительный треск. А потом просто грохот. Это рухнули вновь сооруженные трибуны вместе с сидящими на них людьми. Гвозди веером вылетали из деревянных планок, которыми крепили сидения. Крики, паника, стоны раненых! И Соня, не поддавшись панике, распоряжалась, чтобы раненым была оказана первая помощь, вызывала кареты скорой помощи, а, кроме того, чтобы хоть как-то успокоить толпу, попросила оркестр играть тихую приятную музыку.

Прошло примерно полтора часа после несчастья, и вдруг к ней подходит главный менеджер и спрашивает, когда она будет продолжать представление. Актриса ответила четко и быстро двумя словами: «Вы уволены!» Потом она и другие артисты развозили раненых по больницам, затем несколько дней навещали их, пока не удостоверились, что с жертвами инцидента все в порядке. Соня перенесла свое выступление на необходимое время, чтобы люди смогли увидеть ее ревю. Таков был ее характер»...

А жизнь шла своим чередом. Концерты, выступления, приглашения сниматься в кино. Ей все было интересно. В 1938 году она снялась в фильме «Удачная посадка», в 1939 - в фильме «Все происходит ночью», и, наконец, в знаменитом фильме «Серенада солнечной долины» (1941 год). Советскому зрителю Соня Хени известна только по этому фильму, но и этого зрителю было достаточно, чтобы влюбиться в нее, в ее героиню, в ее талант. Прекрасный фильм, прекрасные актеры и прекрасная музыка Гленна Миллера. Несмотря на то, что события происходят зимой, в заснеженном холодном краю, фильм полон теплоты и любви.

«Декабрь мне кажется теплым маем, и в снегу я вижу цветы. Отчего, как в мае, сердце замирает, знаю я, и знаешь ты». Эти слова из песни, которую пела Соня в фильме. Глядя на нее, действительно сердце заливает теплом, и неважно, какая погода.

Всего 13 фильмов. Много это или мало? С одной стороны много, поскольку она не стала профессиональной актрисой и так и не научилась искусству лицедейства. Чтобы спрятать ее непрофессионализм, ей давали либо короткие фразы, либо минимум действа, но стоило ей оказаться в родной стихии на льду - вот тут ей не было равных! И если смотреть с этой стороны, то - мало. Ей в партнеры ставили таких звезд как: Адолф Менжу, Дон Амиче и Тайрон Пауэр и это тоже играло свою роль в успехах кинолент.

В 1941 Соня Хени принимает американское гражданство.

Есть одна страничка в жизни Сони Хени, к которой разные люди относятся по-разному. Это касается связи Хени с Адольфом Гитлером и другими высокопоставленными нацистскими чиновниками, что сделало ее предметом спора прежде всего во время и после Второй мировой войны. Во время ее любительской карьеры катания на коньках она часто выступала в Германии и была фавориткой немецких зрителей, так же как и лично Гитлера. Как богатая знаменитость, она вращалась в тех же самых социальных кругах, что руководители и главы государств и завела знакомство с Гитлером, как само собой разумеющееся.

Первый скандал возник, когда Хени приветствовала Гитлера нацистским приветствием во время выставки в Берлине за некоторое время до 1936 Зимних Олимпийских Игр; она была сразу же настоятельно осуждена норвежской прессой. Она не повторяла приветствие на Олимпийских Играх в Гармиш-Партенкирхене, но после Игр она приняла приглашение на обед с Гитлером в его доме на курорте в соседнем Берстенгадене, где Гитлер подарил Хени фотографию с автографом и с длинной надписью.

С начала своей кино карьеры Хени поддерживала на должном уровне ее нацистские связи, например она лично договаривается с Геббельсом о выпуске ее первого фильма, «Одна на миллион» в Германии.

Во время оккупации в Норвегии, зайдя в ее дом, нацисты увидели на самом видном месте фотографию своего фюрера с длинной подписью и в результате - ничего из имущества Сони не было тронуто или конфисковано.

Хотя Хени и стала гражданкой США в 1941 году и как многие голливудские звезды поддерживала военные усилия США через «USO» (некоммерческая организация поддержки войск) и аналогичных компаний, но она тщательно избегала поддержки движения Норвежского Сопротивления, или публичных заявлений против немецко-фашистских захватчиков. За это она была осуждена многими норвежцами и американцами норвежского происхождения.

После войны Хени помнила, что многие ее соотечественники смотрели на нее как на предательницу. Тем не менее, она сделала триумфальный возврат в Норвегию со своим шоу «Праздник на льду», проведя тур в 1953 и 1955 годах.

В 1950 году Хени разорвала контракт с Вирцем и в течение следующих трех сезонов проводила свои собственные туры под названием «Ревю Льда Сони Хени». И в первый раз в своей жизни она не рассчитала свои силы. Это было опрометчивое решение, Вирц теперь показывал публике новую Олимпийскую чемпионку - Барбару Энн Скотт. Так как Вирц управлял лучшими аренами и датами, Хени оставалось то, что похуже. Удача отвернулась от нее. Всё это предприятие окончилось финансовым крахом. Тогда же Соня Хени начала пить запоями.

Хени была замужем три раза: за Дэном Топпингом (бейсболистом), Уинтропом Гардинером и богатым норвежским судовладельцем и меценатом Нильсом Онстадом. За Онстада она вышла в 1956 году, уже отойдя от дел. Вместе, Хени и Онстад обосновались в Осло и накопили большое собрание современного искусства, которое сформировало основу экспозиции для Художественного Центра «Henie-Onstad» около Осло.

Кроме офицальных браков Хени имела большое количество любовных увлечений, включая ее катающихся на коньках партнеров Джека Данна и Стюарта Реберна, и более поздний роман с актером Ваном Джонсоном.

Согласно биографии, написанной ее братом Лаифом с Раймондом Стрэйтом, Хени была поглощена деньгами и сексом, имела мерзкий характер и использовала свою семью и других людей в собственных целях совершенно беспардонно.

В середине 1960-ых у Сони Хени была диагностирована лейкемия. Она умерла в 57 лет в 1969 году 12 октября во время полета из Парижа в Осло. Соня Хени и ее муж похоронены в Осло перед Художественным Центром «Henie-Onstad».

«Если вы сами цените себя невысоко, мир не предложит вам ни на грош больше» - Соня Хени.

Проницательный бизнесмен, Соня была одной из десяти богатейших женщин в мире, когда она умерла от лейкемии в 1969 году.

Ее подпись на коньках лезвия украшает цемент на алее перед китайским театром Граумана, где оставляют отпечатки своих ладоней избранные звезды Голливуда.

Последние лучшие фильмы